Меню
16+

«Голос хлебороба», общественно-политическая газета Баевского района Алтайского края

04.08.2015 16:06 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 30 от 01.08.2015 г.

Размышляя о возрасте

Просвещённые в музыкальном плане люди хорошо знают Надежду Георгиевну Алексеенко. Преподаватель ДШИ по классу фортепиано, Надежда Георгиевна с недавних пор на заслуженном отдыхе. От активной преподавательской и музыкально-просветительской деятельности она как бы ушла в тень. Мне, как активному посетителю её былых литературно-музыкальных вечеров, стало их явно не хватать. И я попыталась вызвать Надежду Георгиевну на откровенный разговор в рамках нашей летней рубрики «Завтрак на траве». Отказалась. Но задумалась. И плодом её раздумий стало эссе (не менее интересное, чем несостоявшееся интервью).

«Как-то вечером, читая книгу (благословенный пенсионный возраст, когда ты можешь читать, сколько хочешь), я обратила внимание на высказывание Ф.Ларошфуко: «Мы вступаем в различные возрасты нашей жизни точно новорожденные, не имея за плечами никакого опыта, сколько бы нам ни было лет». И это заставило меня задуматься о так называемом пенсионном возрасте.
Да, песочные часы жизни безоглядно и неумолимо отсчитывают мои года.
Время и возраст. На первый взгляд – такие родственные, неразрывно связанные друг с другом категории. Но различие между ними не имеет аналогов для человеческого сознания. Подобно заданному маршруту, возраст всегда отмеряется началом и концом. Время же ни начала, ни конца не имеет. Всё ещё отношусь к своему возрасту без страха и сожалений. До сих пор для меня возраст отождествляется с определёнными способностями воспринимать то, что меня окружает.
Блаженная пора детства. Рядом мама, отец, сестра-близнец, с которой мы были неразлучны. Весёлая летняя пора, игры на свежем воздухе, речка, в которой купались с утра до вечера. А вечером – книги. У отца была огромная библиотека, и для нас чтение с детства стало необходимой потребностью на всю жизнь.
Иногда отчётливо видишь то яркое и невозвратное, что когда-то взволновало, и до конца своей жизни удерживаешь в памяти: вот молодая, энергичная мама – стержень нашей семьи, красивый отец – прекрасно играет на баяне, с удивительным чувством юмора партийный работник, которого уважают все, кто с ним работал. Да, это было счастье – находиться рядом с близкими тебе людьми.
Давние, полузабытые эпизоды возникают перед глазами и исчезают быстро, словно в немом кино. И хотя во вспыхивающих в памяти мгновениях ничего особенного не происходит, они для меня бесценны. И я люблю до боли, до слёз тех, кто предстаёт в этих мгновенных картинах, тех, кого уже потеряла в неудержимом беге жизни: маму, отца, старшую сестру, бабушку.
Память… В ней всё: и запахи, и звуки. И даже вкус пищи… Случается, что какое-нибудь одно, пусть даже мимолётное ощущение, вдруг возвращает тебя в детство. Причём, настолько живо, настолько осязаемо, что воспоминание становится реальностью.
Человеческая жизнь словно вращается вокруг молодости. Только в молодости тебе даётся вера в себя, предощущение непременного счастливого будущего. Тайна твоей судьбы пока ещё не раскрыта. Поэтому всё, что впереди, манит и привлекает. Как будто вчера я приехала в Баево, а ведь прошло уже 40 лет! Вся молодость – это работа, работа, работа. Помню всех своих учеников. Я их учила, но многому училась и у них. Дай Бог им всем здоровья и благополучия.
Старость. А что старость? На мой взгляд, старость – это особое искусство. В старости больше не требуешь от мира того, чего он не может тебе дать, и обретаешь важнейшее из чувств – смирение. Смиряясь, становишься ближе к Богу. В этом, может быть, и есть главный смысл человеческой жизни?
Старость – это постоянная встреча с прошлым, которое уже не мечтает, а взыскивает, тычет тебе в глаза, в душу твоими ошибками, слабостями и упущенными возможностями. Старость, может быть, для того тебе и нужна, чтобы спросить тебя за молодость. Ты уже не имеешь возможности сказать: я много достигну, много сделаю… Всё перед тобой: вот оно, смотри, что ты сделал, чего достиг.
Не из-за этого ли мучительного ощущения несостоявшегося так не любят старость?
Кто-то считает старость унизительным состоянием, напрасно отведённым человеку природой отрезком жизни.
А, может быть, старость – это проверка на мужество? Ты становишься немощным, сужается твоё окружение, в какой-то степени ты начинаешь чувствовать себя одиноким. Нет у тебя ни красоты, чтобы очаровывать, ни сил, чтобы противостоять. И всё же, по-видимому, неспроста дан человеку этот сложный, последний, но, возможно, самый главный в его жизни период. Время остановиться и время задуматься. Время жатвы и время покаяния. А по большому счёту – момент истины…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

480